Welcome!

Доля имени Алексея Крапивина

В рейтинге 200 богатейших бизнесменов России может появиться новый участник. Основа состояния Алексея Крапивина — его доли в структурах «Группы компаний 1520», крупнейшем подрядчике РЖД.

В этом году Forbes впервые оценил величину его состояния в $800 млн. В будущем группа должна стать частью еще более масштабного холдинга, создаваемого ВЭБ.РФ и семьей Ротенбергов

В рейтинге «Короли госзаказа», который Forbes опубликовал в феврале 2018 года, первую строчку заняли четыре бизнесмена: Алексей Крапивин, Борис Ушерович, Юрий Ободовский и Валерий Маркелов, совладельцы «Группы компаний 1520», которая проектирует и строит инфраструктуру для РЖД. Их долю в подрядах, полученных от железнодорожной монополии, Forbes оценил в 218 млрд рублей. Тот рейтинг «королей госзаказа» был последним: правительство разрешило госзаказчикам не отчитываться о получателях крупных контрактов.

С тех пор для «1520» многое изменилось. В конце того же 2018 года по подозрению в даче взяток полковнику МВД Дмитрию Захарченко был арестован Валерий Маркелов. Бориса Ушеровича объявили в розыск. Судебное разбирательство длится до сих пор, но на бизнесе «1520», судя по всему, негативно не отражается. Группа, объединяющая несколько десятков компаний, не раскрывает консолидированных финансовых показателей. По оценке Forbes, в 2018-2020 годах ее выручка выросла на 65%, до 161 млрд рублей. В будущем ее активы должны войти в совместное предприятие Аркадия Ротенберга и ВЭБ.РФ «Нацпроектстрой». Недавно РБК со ссылкой на представителя «Нацпроектстроя» сообщил, что Алексею Крапивину принадлежит 4% в компании. Крапивин сейчас — основной владелец «1520». В этом году Forbes впервые оценил величину его состояния в $800 млн — этой суммы достаточно, чтобы войти в рейтинг 200 богатейших бизнесменов России.

Как устроен бизнес Крапивина?

Гигант на железной дороге

Почти треть выручки «Группы компаний 1520» — 58 млрд рублей в 2020 году — обеспечивает московская компания «Росжелдорпроект». Она была создана в 2006 году на базе принадлежащих РЖД советских железнодорожных проектных институтов: сейчас у компании почти два десятка филиалов. «Росжелдорпроекту» принадлежит 61% в «Дальгипротрансе», проектном институте родом из 1990-х, зарегистрированном в Хабаровске. А 75% «Росжелдорпроекта» принадлежит петербургскому «Ленгипротрансу» — это один из проектировщиков Байкало-Амурской магистрали, ведущий историю еще с 1930-х. Три эти компании формируют проектный дивизион группы. Владелец почти 70% «Ленгипротранса» — Алексей Крапивин.

Другая часть империи включает строительные компании. Ими Алексей Крапивин владеет через «Группу компаний 1520» с офисом в особняке на проспекте Мира. Крупнейшие структуры — «Объединенная строительная компания 1520» («ОСК 1520») с выручкой в 44 млрд рублей и «Бамстроймеханизация» вместе со своей материнской компанией «УК БСМ», заработавшая в 2020 году около 19 млрд рублей. «ОСК 1520» работает по всей России, строит не только железнодорожную инфраструктуру, но и объекты метро. «Бамстроймеханизация» базируется в Тынде в Амурской области еще со времен прокладки БАМа. Как писал РБК, компания строила трассу Чита — Хабаровск, железную дорогу к Эльгинскому угольному месторождению, автодорогу «Лена» в Якутии и даже олимпийские объекты. В 2014 году «Бамстроймеханизация» выиграла крупнейший тендер стоимостью 133,5 млрд рублей на развитие Восточного полигона, в том числе строительство второй ветки БАМа и реконструкцию Транссиба. В 2021 году «Бамстроймеханизация» договорилась с ФСИН, что часть работ на БАМе будут выполнять хабаровские заключенные.


Член совета директоров АО «Росжелдорпроект» Валерий Маркелов на рассмотрении ходатайства об аресте в Басманном районном суде Москвы (Фото Никеричева Андрея·Агентство «Москва»)

История становления «Группа компаний 1520» доподлинно неизвестна. При этом масштаб бизнеса становится понятен даже после беглого изучения отчетов входящих в нее компаний и информации о них на портале «СПАРК-Интерфакс». Но так было не всегда. Показательный пример с «Бамстроймеханизацией». До 2014 года ее руководителем и владельцем был ее основатель, один из строителей БАМа Василий Тарасенко. Но накануне многомиллиардного тендера собственником компании стал офшор, о чем не сразу узнали даже тындинские чиновники, писал РБК. Тогда же в совет директоров компании вошли Крапивин, Маркелов и Ободовский.

За два года до этого Крапивин и его партнеры стали героями расследования Reuters, посвященного компаниям-подрядчикам РЖД. Публикация Reuters основывалась на базе транзакций Столичного торгового банка (СТБ), которую изданию передал его бывший собственник банка Герман Горбунцов. Экс-банкир в нескольких интервью говорил, что еще в середине 2000-х в СТБ обслуживались счета компаний, которые выигрывали тендеры РЖД, но не вели никаких работ, хотя получали за них деньги, а затем переводили за границу и обналичивали. Компании были объединены условным названием «Клиент Токио», за ними якобы стояли будущие совладельцы «1520» — официально группа появилась в 2014 году. В какой-то момент у Горбунцова якобы произошел с ними конфликт, он был вынужден уехать из Москвы в Лондон. В марте 2012 года на него было совершено покушение, но Горбунцов чудом выжил.

Об Алексее Крапивине известно немного. Пожалуй, единственное интервью он давал по электронной почте изданию Slon (сейчас — Republic, признан иностранным агентом. — Forbes). Родился в 1985 году в Ташкенте, окончил Финансовую академию при правительстве России. Зато в Ташкенте учился Валерий Маркелов — он родился в 1965 году и окончил Ташкентское высшее общевойсковое командное училище. Ташкентский политех окончил и отец Алексея Крапивина — Андрей. Именно Крапивина-старшего, в 1990-х перебравшегося в Москву и занявшегося банковским бизнесом, принято называть одним из основателей «1520». Как минимум с 1990-х он был хорошо знаком с Владимиром Якуниным, в 2005 году возглавившим РЖД. В 2007 году Якунин отзывался об Андрее Крапивине как о человеке, хорошо разбирающемся в банковских вопросах. Тогда же Крапивин-старший работал у Якунина.

«Крапивин, конечно, был главным, Маркелов — рабочая лошадка и мозговой центр, Ушерович отвечал за силовое прикрытие, а Ободовский — единственный из всех был железнодорожником», — описывал распределение ролей в бизнесе один из бывших партнеров «королей госзаказа» в интервью изданию TheBell. В 2015 году Крапивин-старший умер, и его доли в бизнесе перешли сыну.

В 2019 году, вскоре после ареста Валерия Маркелова, Крапивин-младший стал основным бенефициаром в «Группе компаний 1520». Его доля выросла с 28,33% до 71,7% — за счет акций Маркелова и Ободовского. Тогда же они покинули совет директоров группы. Объявленный в розыск Борис Ушерович до сих пор остается совладельцем «1520». А вот в компании «Ленгипротранса», свидетельствует ее отчетность, его доля в 12% акций была отчуждена — в пользу кого, неизвестно. В 2020 году в совет директоров компании вошел сын Ушеровича Кирилл.

Бизнес королей

По оценке Forbes, стоимость долей Крапивина во всех компаниях «1520» с учетов дивидендов, полученных за последние пять лет от «Ленгипротранса», составляет $760 млн. Оставшаяся часть его состояния приходится на миноритарную долю в группе «Нацпроектстрой». 

О создании мегаигрока на рынке инфраструктурного строительства стало известно летом 2019 года. На Петербургском международном экономическом форуме было объявлено об альянсе еще одного многолетнего «короля госзаказа» Аркадия Ротенберга и ВЭБ.РФ. Список активов, которые должны будут войти в периметр «Нацпроектстроя», удивил: помимо одного из крупнейших подрядчиков Керченского моста «Мостотреста» и «ТЭК Мосэнерго», принадлежавшего сыну Ротенберга Игорю, называлась «Группа компаний 1520». Тогда же «Ведомости» со ссылкой на семь собеседников писали, что подрядчик РЖД якобы находится под влиянием Аркадия и Игоря Ротенбергов. В 2004-2005 годах Игорь Ротенберг работал вице-президентом РЖД, а уволившись, забрал некоторых коллег в семейный бизнес. Представитель Ротенбергов опровергал информацию о том, что они могут быть бенефициарами «1520». Впрочем, деловые отношения их связывают: структуры «Группы компаний 1520» кредитуются в СМП-банке и Мособлбанке Ротенбергов.

Формирование «Нацпроектстроя» началось давно. В 2020 году в состав компании вошли активы, выделенные из «Мостотреста», в конце 2021-го она стала собственником «ТЭК Мосэнерго». Вхождение в состав СП структур «Группы компаний 1520» — вопрос будущего. Но Алексей Крапивин уже получил 4% в мегаподрядчике. Об этом РБК рассказал представитель «Нацпроектстроя». Он также сообщил, что ВЭБ.РФ владеет в компании 48%, остальные акции распределены между закрытыми паевыми фондами, малоизвестной компанией «НПО Центр» (она выкупала «ТЭК Мосэнерго» у Ротенбергов), небольшой пакет принадлежит гендиректору «ТЭК Мосэнерго» Дмитрию Рябову.

Пакет Крапивина в «Нацпроектстрое» может стоить минимум $40 млн. Эта оценка основана на размере чистых активов компании, которые весной 2021 года составляли 76 млрд рублей. Сумма совпадает со взносом в уставной капитал, который «Нацпроектстрой» получил при создании и затем, как следует из его баланса, вложил в некие долгосрочные финансовые проекты.




Экспертно

Поиск

Теги